Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Поиск

Герои нашего времени

Ермолинские терапевты принимают ежедневно по четыре десятка человек, после отправляются к пациентам домой по своему муниципалитету и восьми деревням и в режиме нон-стоп дают консультации по телефону. О том, как справляются люди (не роботы) с такой нагрузкой, узнали «Боровские известия»

И в кабинете, и на дому

Боровский район, как и всю страну, снова накрыло «ковидом». Если во время первого подъёма заболеваемости эту, на тот момент совсем не известную болезнь в основном лечили в больнице, то теперь в стационар отправляют только тех, кому понадобился кислород. Остальные лечатся дома. Кроме того, так как сам человек не может поставить себе диагноз, при любых признаках простудного заболевания нам рекомендуют вызывать врача. Таким доктором оказывается либо фельдшер скорой помощи, либо терапевт поликлиники. Последнее время очень часто можно услышать фразу: «ко мне не приехал врач». «Боровские известия» узнали, как проходит сегодня среднестатистический день участковых терапевтов ермолинской поликлиники, и какими силами им удаётся оставаться верными клятве Гиппократа.
Рабочий день Натальи Горкун начинается с семи утра: нужно успеть до начала приёма справиться с документацией. Никто не отменял и плановую помощь. Стенами кабинета работа не ограничивается. Приходят и экстренные больные с температурой, осматривают которых в отдельном кабинете.
Но основную часть заболевших медики обслуживают на дому после окончания приёма. Обежать город — полбеды. Но и сам Ермолино оброс удалёнными микрорайонами (Русиново, Инютино, Молодёжная, Островского), и одним этим муниципалитетом участки терапевтов не ограничиваются. Ермолинские медики посещают ещё восемь деревень и массу СНТ (от дачников сейчас поступает невероятное количество вызовов), пациенты у них находятся в Митяево, Куприно.
Пешком туда не доберёшься, а машина, что закреплена за поликлиникой, два раза в неделю возит медицинский кислород, который жизненно необходим пациентам стационаров. Почти полгода Наталья Владимировна для «обхода» (а по факту объезда) больных использует личный транспорт. Не говорим о том, что это расход собственного бензина и испытание подвески, на этой же машине (конечно после тщательной обработки) Горкун потом возит свою семью... детей, родителей.
Вторым водителем поневоле становится заведующий ермолинской поликлиникой Георгий Борисов, который возит к пациентам второго терапевта.

Работать за людей, а не за доплаты

Между тем вызовов бывает очень много. «Вчера 15. Домой пришла в шесть вечера. После вызовов надо было вернуться, оформить всю документацию. Конечно, такое бывает не каждый день, но сейчас с каждой неделей нагрузка растёт», — рассказала Горкун.
Сравнивая подъём заболеваемости весной и сейчас, она не может сказать, что именно «ковидников» стало больше. Просто тогда были отменены плановые обследования и осмотры узкими специалистами. По пять-семь человек ежедневно отправляют на плановые операции: анализы, заключение — с терапевта.
Пока Наталье Горкун удаётся уберечься от коронавируса (здесь три раза постучим по дереву). Антител к болезни у неё нет.
Особенность коронавирусной пневмонии в том, что «услышать» её через обычный стетоскоп очень сложно. Наталья Владимировна — тот «слухач», чьё ухо ловит коронавирус в большинстве случаев. «Проработав с этой болезнью, глаз „наметался“. Иногда человек только заходит, уже начинаешь подозревать у него „ковид“. Выдаёт дыхание. Хрипов вроде и нет (они появляются позже при присоединении бактериальной инфекции), но оно осложнённое. Сбор анамнеза даёт дополнительную информацию», — делится Наталья Владимировна.
Помимо тех, кто приходит с любыми признаками ОРВИ (а сейчас такие пациенты сразу попадают под подозрение по «ковиду»), у трёх-четырёх человек ежедневно Наталья Горкун диагностирует пневмонию. «Это очень много. В былые времена такое количество в неделю позволяло говорить нам о всплеске», — считает Наталья Владимировна.
— Вы работаете на пределе своих возможностей? — спрашивают журналисты.
«Я работала реаниматологом сутками — для меня нет такого понятия. Скажут пешком идти к пациентам — пойду пешком: там же люди. Мы за них работаем, а не за доплаты по „ковиду“. Жаловаться нам некогда. Конечно, иногда с приёма выходишь и даже разговаривать сложно. Например, вчера на двоих мы приняли 48 пациентов. А норма — 17. Я не к тому, что мне тяжело. Я боюсь в таком режиме упустить что-то важное, ведь инсульты и инфаркты никто не отменял», — говорит Наталья Владимировна.
Но и выездом на дом работа терапевтов не заканчивается: вечером надо обзвонить тех, кто находится под наблюдением дома: оценить состояние, скорректировать лечение, запланировать очередной визит. Переписка и созвоны происходят и в течение дня.
— Вас из дома семья ещё не выгнала?
«Домой пришла, и то хорошо! — смеётся Наталья Владимировна, а уже серьёзно добавляет: Семья боевая и понимающая».

Для страха нет места

Татьяне Юсубовой — 72 года (хотя глядя на эту энергичную женщину, никогда не скажешь, что столько лет у неё за спиной). По возрасту она вполне имела право сесть дома, поберечься от вируса, по отношению к которому она в особой группе риска. Однако таких мыслей у Татьяны Евгеньевны не было ни весной, ни сейчас. В результате новый вирус она испытала на себе, так сказать, в первых рядах.
«Температуры не было, кашля тоже. Была сильная слабость. Вот как по телевизору показывали в Китае, люди идут и падают. Так и я упала. Потом начались сильные мышечные боли, будто через мясорубку конечности прокручивают. То, что у меня „ковид“, поняла сразу», — вспоминает Юсубова.
Через три недели после болезни и два отрицательных теста на «ковид» она снова встала в строй, в котором остаётся по сей день. Её опыт очень пригодился в борьбе с этим недугом. Татьяна Евгеньевна закончила первый мед, ординатуру проходила у известного пульмонолога Александра Чучалина, много занималась болезнями лёгких.
Что заставило человека броситься в гущу событий, когда он имел полное право оградить себя от болезни? А просто Юсубова привыкла быть во всём первой. В 1986 году в первых рядах она отправилась в Афганистан. Так что к страху ей не привыкать.
Спустя четыре месяца у Татьяны Юсубовой сохранился очень высокий титр антител к коронавирусу. По сути, она может быть донором.
— А будете?
«Ну, если не скажут — иди отсюда, бабушка», — смеётся Татьяна Евгеньевна. К слову, «бабушка» (не представляем, у кого, кроме трёх внуков, повернётся язык так назвать её) пробегает ежедневно город своими ногами, обслуживая пациентов на дому, и не устаёт совершенствовать своё врачебное мастерство. Так, сейчас проходит очередное повышение квалификации в Москве.
«Болезнь непредсказуемая, на каждый организм действует по-разному. На днях молодого парня отправили в Москву. От „ковида“ и сопутствующей потери обоняния у него появилось отвращение к пище. Он просто не смог ничего есть», — рассказала Юсубова.
Сил в работе Татьяне Юсубовой придаёт и её команда: заведующий, два терапевта и медсестра Надежда Никишина. «Последняя бросается в огонь, воду и медные трубы. Очень безотказная девочка, берется за любую работу в любое время суток. У нас прекрасный коллектив», — делится Татьяна Евгеньевна, которая сама пришла сюда терапевтом в 1978 году сразу после института и с тех пор место работы больше не меняла.
В этой единой ковид-команде сегодня есть лишь одно слабое звено — отсутствие постоянного автотранспорта. Машина нужна им, как воздух — больным коронавирусом.

Как рассказала главврач районной больницы Наталья Огородникова, со следующей недели за ермолинской поликлиникой закрепят машину, предоставленную районной администрацией.

Дата публикации: 29.10.2020
nav_back nav_back nav_back
Яндекс.Метрика